В тумане, или героический прорыв через льды

В тумане, или героический прорыв через льды

Сейчас нам предстояло пересечь озеро Громадное и выйти к узкому перешейку, соединяющему его с морем. Задень до того мы уже удостоверились в надежности маршрут, а заодно и закинули на косу часть вещей, масло и топливо.
Озеро Громадное — еще одно знаковое место на Шантарах. Оно имеет достаточно внушительные размеры. В длину около двадцати километров, в ширину — около пяти километров. Глубина местами достигает 10 м. Вода в Громадном соленая от приливов, и в прилове часто бывают обычные представители моря, к примеру камбала.
В устье, на большой косе, решаем разбить лагерь. Место прекрасное. Из этого отлично видны огромные ледяные глыбы, закрывшие выход в море. Зрелище незабываемое, Целый вечер мы лишь и делали, что ходили по морскому побережью и фотографировались на фоне айсбергов. Тут было нужно совершить ближайшие трое дней. Из-за торосов и густого тумана выходить в море было рискованно.

Ожидали погоду, а она все не улучшалась, Льды не спешили таять, и туман, как назло, с каждым днем становился все гуще. Туманы — это классика Шантар, они тут практически в любое время и иногда не рассеиваются даже при сильном ветре, а появляться в открытом море в кромешном тумане, к тому же и зажатыми со всех сторон айсбергами, нам почему-то не хотелось. Разогнал отечественную скуку нежданно показавшийся лисенок, Зверь был голоден и не устоял перед предложенной нами рыбкой. Все отечественные подарки лисенок уносил куда-то в стланик, потом возвращался снова. Насытившись, он умышленно улегся на бревно, где и подремывал, иногда замечая за процессом отечественной рыбалки. Эту идиллию уничтожил Арго. Для охотничьей собаки такое поведение лисенка было неслыханной наглостью, и рыжего зверька спасла лишь природная реакция. На следующее утро мы вышли в море. Ожидать дальше было легко невыносимо. Шли, пробивая дорогу во льдах, не забывая сверять курс по устройствам. Видимость иногда падала до нуля. Двигались иногда чисто интуитивно, Время от времени ледяные заторы расступались, и мы радовались, полагая, что дальше будет чисто. Но через какое-то время натыкались на нагромождение ледяных глыб. В случае если затор выяснялся непроходимым, приходилось выходить на пару километров в море чтобы обойти преграду. Обходили, возвращались на курс и пробивались дальше.
Была середина июля, а температура окружающей среды — около 2-4° С… По туманному Охотскому морю мы прошли 97 км. Не беда, что за весь день мы так и не заметили шантарского берега, но как же были счастливы, когда вечером из тумана выплыла скалистая гряда. Сейчас нам стала понятна весёлая дрожь в голосе древних моряков, которые после нескольких суток скитаний по морям при виде берега изо всех сил кричали: «Почва!»