В далеком оманском заливе

оманский залив
У выхода нас радушно встретили соотечественник Артур с супругой и отвезли на автомобиле в Эль-Фуджейра в заблаговременно забронированную гостиницу на берегу залива, где в начале утра должна была начаться рыбалка.

День первый
Уже утром мы были на пирсе. В прозрачной воде между лодками степенно плавали своры малька размером с кильку, а иногда размеренный движение своры нарушали стремительные хищники. Белое солнце в туманном мареве уже встало над далекими буграми. На небе ни облачка, день обещает быть жарким. В Москве сейчас точно моросит ливень, а сонные жители обреченно пробираются через пробки на работу. Тут же красота! Пару минут ушло на погрузку, взревели два 250-сильных двигателя, мы покинули стоянку и направились в Оманский залив. На пути тут и в том месте до самого горизонта находились нефтеналивные танкеры, большинство из них были безлюдными, это видно по ватерлинии, но кое-какие груженые.

У носа одного из таких танкеров мы сбавили движение и заглушили двигатели. Около нас сновала громадная свора некрупной рыбы, собирая что-то с поверхности воды. По команде капитана отечественный единственный матрос-филиппинец налил воду в особый бак, включил аэратор, размотал оснастку с небольшими грузом и серебряными мушками на финише и начал ловить рыбу; складывая ее сначала в ведро, а позже в бак. На Черном море на такую оснастку ловят сардин, а в Норвегии подобным методом мы замечательно ловили скумбрию и сайду, лишь отечественные мушки были больше. Рыба ловилась бойко. На экране эхолокатора под этой сворой красовались достаточно большие экземпляры явных хищников, пасущих свору маленьких рыб. Разматываем спиннинги, но ни на блесны, ни на пилькеры, ни на воблеры хищные рыбы не реагировали поймав пару десятков живцов, отправились дальше, а вместо нас к борту танкера подошла еще одна лодка с загоревшими до черноты рыболовами, которые тоже стали ловить малька. По всей видимости, ловля на живца тут популярна.

Покинув за кормой пару десятков танкеров, отечественный капитан, ориентируясь по навигатору и отмеченным заблаговременно точкам, на малом ходу подошел к еще одному, установил морские троллинговые удилища и распустил оснастки. Через пару минут последовали первая поклевка, маленькое вываживание, и на корме забилась барракуда. «Зубастая» соблазнилась 30-сантиметровой золотистой блесной Williams Whitefish, оснащенной одинарным крючком. Таковой способ ловли один из самых добычливых при ловле в океане, и многие участники рыбацких путешествий с наслаждением состязаются в силе с морскими жителями. Но я желал ловить спиннингом взаброс, а Николай хотел поймать собственный трофей нахлыстом. для этого он забрал с собой двуручник. Капитан же корабля продемонстрировал, что рыба тут имеется. Мы покинули троллинг и стали ловить взаброс. Барракуда — рыба стайная, в этом я убедился практически через пару минут, когда почувствовал сильный рывок и удар. Поставил же-реховую блесну Делфи с серебристым покрытием: на мой взор, она больше всего доходила по размеру и цвету для сегодняшних рыбешек, которых мы ловили на самодур. Мало борьбы, и очередная барракуда барахталась у моих ног. Становилось мало жутковато от вида ее пасти с торчащими зубами рядом с моими босыми ногами. Но рыбу скоро послали в бачок на корме, чтобы приготовить ее на ужин. Я поспешил сделать очередной заброс, почувствовал еще более провис шнура и мощный удар. Оказалось, что в спешке я не привязал поводок, за что и понес наказание. У Николая с ловлей нахлыстом пока не получалось. То ли мушку не ту подобрал либо с глубиной проводки просчитался. Мы сделали вывод, что среди своры барракуд ненужно искать другого хищника, и отошли на пару километров, остановившись у другого танкера в поисках новых трофеев. Сейчас вместо неестественных приманок, последовав советы капитана, привязали к шнуру полуметровый толстый флуорокарбоновый поводок с одинарным крючком и насадили на него малька из садка. Опущенная за борт приманка завлекает хищника неестественным поведением: нередкими трепыханиями хвоста в попытке освободиться и периодическими спуртами. Вода тут такая прозрачная, что некрупную рыбешку видно под лодкой на глубине более двадцати метров. Мелькнула серая тень, резкий удар, но мой крючок возвращается безлюдным. У Николая на крючке болтается только чудесным образом сохранившийся хвостик. Значит, опять барракуда стащила малька.
оманский залив
Снимаемся с якоря и отправляемся к второму кораблю. Так как должны же быть не считая морских щук и другие хищники? Но в этот день, не обращая внимания на попытки и долгие переходы ловить в различных местах, нам не очень-то везло. Николай был расстроен, что ясно. В прошедший раз он тоже был обижен достигнутым результатом собственной поездки, а тут такое начало. Солнце склонялось к закату и скрылось за далекими буграми, напоследок окрасив воду сочными малиново-оранжевыми разводами.

Второй день
Утро мы встретили на причале, сохраняя надежду, что сейчас все будет по-второму. Начали ловить малька, но забарахлил аэратор, и, чтобы не пропадать добру, решали насаживать на крючки малька. Поднялись под шнобель очередного танкера, выбрали дальний у самого горизонта. Но в то время как подплыли ближе, увидели вдалеке еле видимые цепочки судов. Первую рыбку я послал за борт. Не обращая внимания на советы капитана, не стал закрывать дужку катушки, чтобы не ограничивать свободу пленной рыбки. Разрешил войти ее в свободное плавание, иногда придерживая шнур пальцами, как в нахлысте, чтобы почувствовать натяжение и убедиться, что пленница не сбежала. Рыбешка на эйфориях нырнула на большом растоянии под киль танкера. В этот самый момент я почувствовал уверенную «потяжку». Чуть придержал Плетенку, небольшого трепыхания нет, ощущалось только уверенное стягивание шнуpa. Сбрасываю рукой еще около 1 м шнура, вершинку спиннинга опускаю к воде, закрываю дужку лесоукладывателя и спустя пару секунд делаю замечательную подсечку. В 50 м от катера вверх взмывает серебристая торпеда. «Тарпон», — не сговариваясь, в один момент выдыхаем мы с Николаем. Именно он ведет себя так после подсечки. Но откуда ему тут взяться? Визжит фрикцион, сматывая шнур с катушки. Я подтягиваю гайку и начинаю выкачивать резвую рыбу. Тут же следуют еще пару эффектных «свечек» серебристой красивые женщины. Но вот она уже кружит под бортом, легла на бок, интуитивно пробуя применять площадь собственного тела в борьбе за свободу, и ей это удается, Я же любой метр отвоевываю с большим трудом. Но тут из глубины начинает кругами подниматься еще одна тень и подкрадывается к моему трофею. «Акула, -произносит капитан. — Она может забрать рыбу в любую секунду». Я форсирую вываживание, выкачиваю рыбу, выгибая спиннинг и выматывая шнур. Тень рыбы все ближе, и вот она уже около подсачка. Чуть ее голова касается сетки, как раздается хлопок. Вершинка удилища не выдержала накала борьбы, но рыба на борту, а не в пасти соперника. Таковой рыбы я еще не видел.
оманский залив
Сверкающее перламутром с переливами серебра тело — легко алмаз в платиновом обрамлении. Даже глазам больно. Огромная пасть, шипы в спинном и анальном плавниках, от которых к хвосту вверху и внизу тела вдет цепочка небольших острых шипов — царская корона. До тех пор пока пробовал забрать ее руками, очень сильно уколол и руку, и ногу. «Queen Fish (рыба-королева)», — с уверенностью сообщил капитан. «И размер хороший, тут таких больших не довольно часто ловят, он. Весов с собой не было но по ощущениям 8-9 кг в ней было. Николай никак не имел возможности подсечь собственную рыбу: то обнажённый крючок извлечёт, то рыбу практически со снятой кожей. Это была очевидно не барракуда. А кто тогда? Спустя пару минут все стало очевидным: после очередной проводки он вытащил рыбу-прилипалу. Это забавная рыбешка с присоской на голове. Стоит ее к чему-нибудь прижать, как она тут же фиксируется на предмете. Как выяснилось, питается она не объедками со стола хозяина (акулы либо черепаки), а полновесными рыбешками. Чуть позднее я тоже поймал парочку прилипал. После фотосессии все они обрели свободу. В одном месте под отечественной лодкой проходили какие-то шустрые хищники, но на блесны, воблеры и мушки они не реагировали, не смотря на то, что время от времени сопровождали их до борта. Я поставил маленькой 6-граммовый пилькер с броскими глазами, и на очередной скоростной подмотке со дна что-то попалось. Это была еще одна Queen Fish, но не такая большая, как первая. Барракуды тоже попадались, но сейчас они уже не были желанным трофеем. Но мы по преимуществу оценили ее вкус, когда нам ее скоро пожарили во фритюре в припортовом кафе.
оманский залив
Последний день

Он начался, как в любой момент, с поимки малька, но сейчас эта ловля уже не вызывала того азарта. В тот день мы с Николаем ловили лишь на неестественные приманки: он испытывал разные мушки из собственной коллекции, я же полоскал» в воде блесны и воб-леры. Чтобы не мешать друг другу, один из нас занял корму, второй — шнобель корабля, и все было превосходно. Сделав два-три заброса в одном месте, снимались с якоря. Как продемонстрировала практика, ненужно тратить время впустую — в случае если хищник имеется, он атакует приманку на первой либо на второй проводке. Еще один метод обнаружения активной рыбы -троллинг. Попалась рыба, останавливайся и лови. На одной из таких проводок на крючок села корифена (она же дорадо). Чуть мы вытащили ее на борт, как за кормой блеснули изумрудные молнии. Да тут их целая свора! Скоро разматываем снасти и делаем забросы.Николай уже поймал нахлыстом прекрасную бойкую рыбу, а я никак не имел возможности подобрать приманку. Видно, как свора с далека кидается на всплесупавшего воблера либо блесны, а потом расходится в стороны. В лучшем случае она сопровождает приманку до борта, но не атакует. А на броские цвета — алые с желтым, зеленые, шартрез — вообще не реагирует. Более чёрные приманки вызывают ее интерес. Ставлю черноспинный минноу от Yo-zuri. и после падения сходу направляться атака. Рыбы стараются оторвать воблер приятель у приятеля из пасти. Первой моей корифеной приблизительно на 5 кг была самочка, у нее высота лба меньше. Вторым был красавец-самец, он. как настоящий фаворит своры, нападал воблер еще с далека: услышав всплеск, на корпус опередил всех соперников. Два рывка уокера, изумрудный блеск под волной, и фрикцион затянул сладкую «мелодию борьбы». В этом самце было около 7-8 кг. Корифена тоже стайная рыба, поведением мало напоминает отечественного окуня: до тех пор пока тащишь одну, сбоку ее сопровождают два-три друга, повторяя за ведущим все подводные «па». Время от времени мы с Николаем вываживали в один момент, и Андрею не сходу удавалось осознать, к кому сперва бежать с подсачком.
оманский залив
В тот день с нами на рыбалку отправилась дочка друзей принимающей стороны. Ловля на неестественные приманки у нее не отправилась, с забросами не получалось, но на натуральную рыбку она удачно лоеила и корифен, и барракуд, а также победила одного метрового саргана. День выдался на славу, атаки следовали друг за другом. Но когда мы распугивали свору. Андрей переходил к второму кораблю, и корифены снова устраивали около нас хоровод. Особенно доброй оказалась рыбалка у Николая. Мушка, имитирующая подкаменщика, которую он связал для ловли в водоемах Сибири, легко творила чудеса: пару пойманных корифен и сошедший у борта сарган были тому подтверждением. Я поменял приманку и поставил еще более большой уокер длиной около 30 см. Тест второго, пока еще целого, удилища разрешал забрасывать даже 60-грэммовые приманки. После второго заброса этого уокера под шнобель корабля ощущаю удар. Огромная корифена делает «свечку», вторую, третью, четвертую. Пожалуй, ни одна речная рыба не может на подобную эквилибристику, океаническая рыбалка в этом замысле более азартна. Скоро «свечки» повторяются. Мне никак не удается подвести рыбу к борту. Драгоценные метры шнура, которые я наматывал дюжина минут, она срывает с легкостью, того и смотри шпуля задымится. Николай снимает эти красивые моменты на камеру. направляться еще одна попытка подвести рыбу к подсачку. Рыба делает замечательный рывок, и хлесткий хлопок взрывает напряженную тишину. Снова сломалась вершинка, уже на втором удилище. какое количество продолжалась борьба, не помню. не забываю, руки дрожали, когда опять и опять я крутил
ручку катушки, освобождал рыбу от крючка. опускал ее в воду и продолжительно откачивал, аккуратно придерживая за хвост. Она понемногу набиралась сил, старалась вырваться из рук и после попытки ей это удалось. Живи рыба, я к тебе непременно возвращусь!
оманский залив