Происхождение океанов

Происхождение океанов

Сейчас становится все более очевидным тот факт, что дно глубокого океана страно молодо. Оно разрастается в стороны от срединно-океанических хребтов, раздвигая континенты. Почва занимает только благоприятное положение среди вторых планет нашей системы: на ней бывают дожди, имеется реки и моря. Планеты-гиганты (Юпитер, Сатурн, Нептун и Уран) имеют лишь маленькое жёсткое ядро, которое, возможно, окружено газами, сжиженными под действием давления; они также окружены необъятными воздухами. Внутренние планеты более похожи на Землю. Но Меркурий фактически лишен атмосферы, и та сторона планеты, которая обращена к Солнцу, нагревается так, что может плавиться свинец. Венера имеет плотную воздух, содержащую маленькое количество водяных паров, и поверхность ее, согласно последним измерениям, возможно даже горячее, чем поверхность Меркурия. Луна и Марс, по-видимому, открывают перед нами собственную первобытную поверхность — кратерами, извержениями вулканов и образованными ударами метеоритов.

Лишь на Земле существует седиментации и цикл эрозии — образования пород и процесс разрушения, как большие песочные часы, идет не прерываясь, и образует разнообразную поверхность, которую мы видим. Горы поднимаются и потом размываются падающей и текущей водой; обломки пород переносятся в низменные места, а потом выносятся в океан. В геологическом масштабе времени это процесс стремительный. Огромное плато Африки понижается приблизительно на 0,3 метра за пару тысяч лет, а через пару миллионов лет оно будет практически на уровне моря подобно Финляндии и докембрийским щитам Канады. Все следы начальной поверхности Почвы провалились сквозь землю, но, как возможно посмотреть в прошлое, ясно, что и тогда существовали текучая вода (что подтверждается находками окатанной водой гальки), а следовательно, океан и суша.
Очевидные факты, которые никто не принимает к сведенью, довольно часто выясняются самые примечательными; один из них — это постоянство общего объема воды в продолжение продолжительных столетий. Уровень моря, конечно, иногда изменялся. На протяжении ледниковых эр, когда довольно много воды было заключено в покровах льда на континентах, уровень моря был ниже, чем Сейчай, и континентальные шельфы Северной Америки и Европы были обнажены. Море довольно часто наступало на прибрежные равнины, но ни при каких обстоятельствах не покрывало всю сушу либо хотя бы больше половины. Механизм этого равновесия не известен; возможно было бы ожидать, что вода понемногу высвобождается из внутренних частей Почвы и моря все время растут, либо что
вода диссоциирует на кислород и водород в верхней воздухе, и водород улетучивается, приводя к постепенному усыханию морей. Но эти процессы или не происходят, или уравновешивают друг друга.
Загадочность усугубляется тем, что на Земле полностью отсутствует неон; на Солнце же и звездах неона только меньше, чем кислорода. Предполагают, что неон был потерян, когда Почва формировалась из пылевых и более больших жёстких частиц, потому, что в большинстве случаев он не образует соединений; но в случае если это так, то по какой причине не провалилась сквозь землю также вода? Вода имеет молекулярный вес 18, что меньше, чем ядерный вес неона, и, следовательно, она подобающа улетучиваться еще легче. Дело выглядит так, что, пока Почва формировалась, вода была связана в соединениях, к примеру в водных силикатах, а неон улетучился. Потом вода должна была высвободиться как жидкость где-то в течение первого миллиарда лет истории Почвы, о котором у нас нет геологических данных. Луна и Меркурий, возможно, через чур мелки, чтобы имели возможность сохранить воду, после того как она высвободилась. Марс, по-видимому, был в состоянии сохранить ее следы, недостаточные для образования океанов, но достаточные, чтобы быть найденными спектроскопически.
Эти размышления о ранней истории Почвы возбуждают довольно много сомнений. Доказательств практически не существует, и любой может только сообщить: «Могло быть, что… лишь в последние двадцать лет мы определили многое о недавней истории и современном состоянии океанских бассейнов. В первый раз изучение геологии океанов проводилось с средствами и энергией, соответствующими этой огромной задаче. Оказывается, главные геологические процессы возможно до конца осознать лишь в том случае, если изучить океаны; никакие широкие изучения на суше не разрешили бы нам определить то, что мы знаем сейчас. Изучение морской геологии раскрыло перед нами историю океанов, а это разрешило осознать также и историю континентов. Сейчас мы находимся в середине процесса обновления геологии, сравнимого с тем, что пережили физики в девяностых годах прошлого века, и с тем, что наблюдается сейчас в развитии молекулярной биологии.