Испытание фидером. женский взгляд


А у нас на форуме имеется товарищ, «развёрнутый» на фидере. Он в моём телефонном справочнике так и значится — «Юра Фидер». Юра создаёт целые разделы на эту тему, может нудно обсуждать каждую мелочь, наподобие длины поводка для соотношения сечения и каждой рыбины лески с номером крючка. Это кошмар! Я испытала сунуться в этот раздел, потому, что собственную несложную «закидушку» из пружины и спиннингового удилища тоже считаю фидерной, но меня оттуда «выдавили», мягко отправив в магазин за «настоящим фидером».
И вот я взяла собственный первый гонорар от «Рыбачка». Сразу же сделала себе презент, приобрела, сами осознаёте что. Сейчас уже с гордо поднятой головой пришла в тот раздел на форуме. какое количество было эйфории! Ещё бы, в «секте фидерщиков» добавилась ещё одна душа! Да не тут-то было…
Первый тренировочный заброс на местном ставке меня поразил. Во-первых: кончик казался таким хлипким, что страшно было замахиваться.

Во-вторых: не обращая внимания на вялый взмах, кормушка улетела намного дальше, чем я рассчитывала. А что же будет, в случае если размахнуться со всей силы? Неужто возможно заменить собственную «незаменимую резинку», которую мы используем на плавнях Самары, чтобы возможно было послать крючки на любимую яму в ста метрах от берега? Как отыщу в памяти эту снасть, так и содрогнусь! Плетут её мои мужики весь день. Так забавно следить за мужчинами, занимающимися бисероплетением, умора. Позже раскладывают её по берегу, продолжительно завозят на лодке, разматывают, регулируют. И это лишь начало мучений. При поклёвке необходимо верно сложить сто метров лески, не запутать, не уронить на неё рыбку, чтобы она не запутала, не натянуть через чур туго, чтобы не лопнула резинка, и не отпускать быстро чтобы…
Ой, это вообще ужасная история! Когда-то ночью мой муж «вырубился» от усталости, посадив меня на эту самую «резинку». Не помню в подробностях, что в том месте произошло, но карася я вытащила, а леску не осознала куда девать. Схватилась за рыбку, отпустила леску и… в меня вонзилось сто крючков! Воображаете, как содрогнулся берег, поднятый мною по пожарной тревоге? Супруг с перепугу порвал москитную сетку в палатке, а позже ещё продолжительно меня чихвостил за сломанную снасть, не обращая внимания на бессчётные дырки во мне от этой самой снасти. С той ночи я резинку хоть и обожаю, но легко побаиваюсь.
А тут такая возможность её заменить. Действительно, снова же, — необходимо довольно много терпения. Удилище-то штекерное, вполне разобрано: все три колена по различным отделам чехла, три кончика в футлярчике, катушка тоже раздельно (её, кстати, я на вторую рыбалку забыла), поводок с крючком и кормушкой тоже раздельно. До тех пор пока всё это соберёшь до кучи, проходит столько времени! Но в этот самый момент я отыскала выход: разбираю сперва удочки, смотрю за поплавками, и уже нормально, не нервничая, собираю это «навороченное» чудо рыбацкой техники.
А вот сейчас, конкретно, начало моих приключений с новой, опытной (ура!) снастью. Место действия: река Псёл в районе села Каленики. Это зарегулированный участок между двумя плотинами. Многие его не обожают за то, что в том месте «жилая» рыба, и нет приходящей с Днепра. Но для меня это самое красивое место на планете, где я в первый раз повстречалась с растениями и животными из «Красной книги».

Не судите меня строго, в терминах я не сильна. В выборе удилища вполне доверилась привычному продавцу. Тем более, что он в далеком прошлом применяет эту снасть, и фотографиями его трофеев увешана вся стена в магазине. Исходя из этого то, что нанесено на мой новый «атрибут»: Salmo, Diamond Feeder 100, 3934-360, Length 360, Sections 3+3, Casting Weight — 100 g. Я просила для начинающих, а в том месте уж вам делать выводы, одурачил меня продавец либо нет. Это так как первый фидер в моей жизни. Знали бы вы, как продолжительно я о нём грезила!
Катушка у меня уже была. Не буду сказать какая, но добрая, проверенная. На шнур пока не получила, намотала на неё чёрно-красную леску сечением 0,22 — той же компании, что и удилище. По советы «Юры Фидера» смастерила кормушки, четыре штуки. Но на всякий случай забрала особенной китайскую «невмирущую» пружину с тремя крючками, на которую отрыбачила два сезона.
Как мы добирались до речки — это отдельная история. Пойменные луга около, день назад их залило дождём, заднеприводной безлюдной грузовичок швыряет по мокрым кочкам так, что я повизгиваю и зажмуриваюсь, но шофер легко ас! Мы благополучно подбираемся к самой реке, в этот самый момент происходит такое чудо, которое я именую «заманиловкой». Вадик-то в первый раз в этих местах, местную рыбу в глаза не видел. До тех пор пока я отправилась на собственное любимое место, а Вадик парковался, слышу крик деда, сидящего около отечественного «бусика»:
— Ой, караул, подайте кто-нибудь подсак!
— Это вы мне?
— Да, да, Вадик, тебе! Давай стремительнее! Через пять минут опять:
— Ой, куда ты отправился, Вадик? Не уходи, помоги! И обиженный бас Вадика:
— Дедушка, а где твой напарник?
— Да он на лодке уплыл!
— Так я приехал ко мне твою рыбу ловить либо как? Может, отпустишь порыбачить?
Дедушка схватил телефон и принялся звонить напарнику, а Вадик уже бежал ко мне, разгорячённый и подзадоренный. У деда клевали килограммовые лещи…
Моё место затопило. Не знаю, кто в том месте хозяйничает на этих шлюзах, но почему-то спускают они воду лишь тогда, когда рыба отнерестится под берегом, а не тогда, когда семь дней шуруют проливные дожди. Легко побурчав по этому поводу, мы примостились на узкой прибрежной бровке. Над нами нависали деревья. Вторых мест не было. Дальше — лес.

На этом мелком пятачке я оборвала все кормушки. Кое-где они повисли на деревьях, а кое-где улетели в воду, в силу того, что «фидер не обожает резких перемещений», как позже учил меня Юра. Да и узлы вязать я лишь обучаюсь. А до тех пор пока прицепила китайскую «невмирущую» пружину и, без особенных надежд, закинула под берег поплавчанку. Вадик уплыл блеснить. Ему тоже надоели все эти мучения.
На поплавчанку клевала мелочь. Не смотря на то, что, на речке я это дело тоже приветствую. В силу того, что различная (возможно изучать), в силу того, что попадается редкая и чудная, и в силу того, что поклёвывают плотва и густера на ладошку, что для ухи тоже улов.

В этот самый момент мой фидер как дёрнется, как перевернётся через рогульку, я еле успела схватить! А в том месте дерево, и я опоздала моргнуть, как пружина была под ним. Всё, кирдык! Отрыбачилась! Возможно обрывать последнюю пружину! Тоже мне, «невмирущая» именуется…
В второй раз оборвала бы. В случае если б рыбачила на собственный ветхий спиннинг, к примеру. Но сейчас берусь за ручку, и внезапно ощущаю, что на том финише что-то бьётся! Прямо каждое перемещение рыбины ощущаю, честное слово!
Свободной дрожащей рукой нащупываю мобильный, набираю Вадика. «Хоть бы сообщение была, хоть бы»…
— Чо нужно? — слышу прямо под носом. Нужно же, я в азарте даже не увидела, что он крутится рядом.
— Ой, Вадик, давай ко мне! В том месте кто-то имеется!
— Не, ну я вам нанялся, чоли, тягать вашу рыбу, — бурчит Вадик, и однако плывёт. Ему самому Примечательно, что в том месте у меня «имеется»? Вадик родом из Мордовии — так смешно говорит, «чокает, гекает». Он видел довольно много различных рыбалок, но Псёл его заворожил. Хотя бы по причине того, что берег чист по-европейски, а комары мелки и любезны так, что кусаются только иногда, набегами, не то что в Сибири, где ему довелось побывать.

Рыбу он таки извлёк. А также продемонстрировал мне. Добрый таковой подлещик, граммов на семьсот. Позже он ушёл под лодку, зацепился за неё вторым крючком, оторвался и был таков. Сказал же мне Юра: «Для чего тебе второй крючок?» Ах, Юра, как же ты был прав!..
Тем временем, соседи стали сматываться. Из-за леса я чётко слышала их диалог:
— Вынимай. Ого! какое количество тут?
— Да кило 12 будет.
— Не хило. Давай, фотографируй стремительнее, да отправились.
Эх, знала бы я, что они в том месте нафотографировали, то побежала бы срочно, лишь б загудел мотор их авто…
Перебрались мы в том направлении где-то через час. Я дёргала на поплавчанку бычков, Вадик наловчился ловить на них окуней. Позже у него клюнула щучка, шнурок совсем. Мы её отпустили. А моя ки-
тайская «неумирайка», сейчас уже с двумя крючками вместо трёх, молчала. Надоело мне следить за Вадиком, отправилась я на опустевшее место соседей, пока его никто не занял. Тем более, что тут мы забрасывали в яму, а в том месте был выход из ямы, где могла быть рыбья тропа. В «Рыбачке» как раз прочла, что лещ проходит по таким тропам два раза в день. Один раз у деда уже поклевало, может нам тоже повезёт? В этот самый момент меня настиг таковой шок!

Над полянкой кишели зелёные мухи. Они облепили четыре рыбины, бережно выложенные для «фотоссесии» и забытые раздолбаями-рыболовами. Щучки были совсем мелкими, я такие после фото отпускаю. Но лещ был красивый мужчина, на кило это совершенно верно. Был. Пока не издох и не завонялся под припекающим солнышком. В случае если б я отправилась в том направлении на час раньше, то имела возможность бы не только спасти щучек, но и хорошо поживиться, тем более, что в моём садке болтались «ладошечная» плотва и густера. Не буду углубляться в философию мировоззрения, но меня ещё продолжительно раздирали противоречивые чувства. Мы даже с Вадиком чуть не разругались на этой земле.
Первое, что он сделал, перебравшись на новое место, это умудрился промазать подсачеком мимо моего леща, что сразу же клюнул на ветхую хорошую «дровиняку» — туристический спиннинг длиной 2,7 м, видавший всякую рыбу, от сома до голавля. Дело в том, что на этой площадке было уже много места, и я решила поставить рядом с фидером собственную любимую «палку с кольцами», как неуважительно именует её Юра. Вадик потерял и второго моего леща, снова же клюнувшего на спиннинг.
В то время как произошла третья поклёвка, уже на фидер, я оттолкнула Вадика с подсакой и полезла вниз одна. Дело в том, что в том месте был обрыв , внизу узкая полоса, заиленная и вязкая. Как я умудрилась не свернуть себе шею и не сломать фидер? Старательно вываживая рыбу, я лишь под самым берегом почувствовала, что что-то не то… Вадик стоял сверху, он заметил всё раньше. Ах, как он может издевательски смеяться! Возможно, их в том месте в Мордовии так научили, в Полтаве я такого не слышала! Под его тоненький смешок я извлекла из воды «тюльку поперёк». Те, кто ловил рыбу «поперёк», меня осознают. Остальным хочу рыбачить чаще, чтобы на своем опыте познать что это такое. Вкупе с чувствительной вершинкой новомодного удилища, создалось чувство, что в том месте если не лещ, то зачётная плотвица совершенно верно.
Я в мыслях отправляла приветы Юре-Фидеру, а одна уже ненавидела этот навороченный экземпляр, которым так обожают кичиться на форумах богатые дяденьки. Ну, можете себе представить: на «дровиняку» клюют лещи, на фидер — тюлька. И без того целых три часа, да под смешок Вадика, у которого, кстати, лишь две поклёвки — два леща. Обоих он удачно забрал. А у меня уже четыре поклёвки, и ни одного леща. Но тюльки -хоть отбавляй! Ну, не издевательство, а?
Солнышко тем временем припекало. Мне повезло больше, на меня падала тень от краешка леса, а вот Вадику стало совсем невмоготу. Отправился дремать. Тем более, что клевать прекратило и у меня — не над чем похихикать. Я сидела на раскалённом берегу такая злая, слушала, как беснуются его окуни и лещи в садке, и пришла к выводу, что он намерено упускал всех моих лещей. То ногу подвернёт, то подсак поломает, то я поспешу… Я-то с ним в первоначальный раз летом рыбачу, всё зимой, по большей части, — в том месте подсак не нужен. Кто его знает, что у него в голове?
Обернулась, он в кресле посапывает сладко, прислонился к «бусику» собственному. И такая внезапно злость забрала, не побоялась даже его огромных кулачищ и военного прошлого. Собрала ведро воды и ка-а-ак вылью на него! Люди, слышали бы вы, как он верещал! Вылитая баба, честное слово! Тоненьким таким голоском, не смотря на то, что в действительности у него бас. Меня спасло то, что он ничего не осознал. Возможно поразмыслил, что это фозовой ливень. А тут ещё во спасение мне сработал фидер. Вернее, он не сработал, а просто перекинулся через рогульку и начал уезжать. Я лишь и успела схватить его за кончик ручки. Вадик же восемь лет оттрубил в армии, у него подъём по тревоге отработан на уровне инстинкта. Подсак в его руках был мгновенно. И сразу же последовали команды:
— Не торопись. Не торопись! Куда ты его повела? Медлено, медлено, разворачивай!
Под его чутким управлением я завела в подсак собственного первого в жизни килограммового леща, до этого ловила лишь подлещиков. И, сообщу я вам, полюбила фидер! Оказалось, что с его помощью легко возможно «вырулить» рыбу куда нужно. На «дровиняке» не получается так ласково, она просто дёргается, вырывая рыбе губы.
Позже был вечерний клёв. Опять у меня, а не у Вадика. Но тот исправно бегал с подсаком, я метко в него заводила, и оказалось, что я даже обловила его! Целых четыре леща бесновались в моём садке. Действительно, век живи — век обучайся. Зыбкая прибрежная полоса сделала собственное подлое дело: рогулька согнулась, и один лещ «вышел на свободу» без амнистии и суда. Жалко. Да хорошо, лиха беда начало. Всё равняется я Вадика обловила! Сейчас вот ожидаю реванша от него. Пускай докажет, что его спиннинг лучше моего фидера. Что, слабо?