Использование уокерной проводки на заросших водоемах


Сгорая от нетерпения, я поставил уокер и остановился в том месте, где между кувшинками показывались пробелы, и возможно было выполнить уокерную проводку. Первый заброс принёс мне стебель кувшинки, но второй!..
Опоздал уокер сделать пару зигзагов, как листья кувшинок с брызгами и шумом встали над водой, и килограммовая щука, выскочив из травы и изогнувшись, как будто бы дельфин, спикировала сверху на приманку. В ожидании рывка я напрягся, но, увы, щука промахнулась. Делаю новый заброс — тишина; меняю место — снова промах и атака.
Меняю «Саммика» на его аналог — Umpitsy от «Серебряного Ручья». Дело в том, что во-первых, в заросших местах игра и форма этих приманок не имеет громадного значения, поскольку нет места для манёвра, а во-вторых, у Umpitsy форма корпуса более плоская и широкая, что создаёт при прохождении больше шума и стремительнее провоцирует щуку на поклёвку. Ещё одно важное преимущество Umpitsy перед «Саммиком» — в местах с ограниченной видимостью щука ориентируется на колебания воды и атакует чаще вслепую, благодаря этого при большинстве поклёвок щучьи зубы скользили по поводку, тот понемногу лохматился, теряя прочность, что при очередной атаке имело возможность угрожать утратой уокера — так уж лучше утратить более недорогую приманку.

После десятка атак щука засекалась лишь дважды, да и то ненадолго — следовало опутывание шнура около стебля кувшинки и сход. Рыбе это надоело, и она ушла в густые заросли, ближе к берегу — в том направлении, где под густым слоем растительности я не имел возможности её тревожить уокером. Я задумался и начал искать ответ — как же её оттуда выманить? Так как приманка безнадёжно застревала в зарослях, принося только обрывки растений. В раздумьях выбираю приманки, взор останавливается на зелёном слаге. Его отсутствие и форма выступающих крючков — это идеально доходило для протаскивания по кувшинкам.
И я начал методично облавливать прибрежную территорию, заставляя щуку показать себя. Не сработало. Сделал три десятка проводок и получил лишь пару вялых атак, которые заканчивались надкусыванием хвоста приманки. Вдобавок ко всему, груз был очевидно велик, и слаг скоро тонул. Было нужно умелым путём подбирать его, чтобы приманка успевала зависать в толще воды. Проводка с новой нагрузкой мне весьма понравилась, но это лишь мне, — щука не проявляла к ней интереса. Одновременно с этим в душе шевельнулась привычное чувство — я двигаюсь в верном направлении, но не достаточно какой-то мелочи, которая приведёт к долгожданному ответу. Осознавая, что до тех пор пока я не отыщу ответа на этот вопрос, рыбалка будет в тягость , я отложил спиннинг, лёг на лодку и предоставил возможность «шестому чувству» соединить все хаотичные мысли, которые крутились в моей голове…

В своё время мне приятели дали почитать статью «Цигун и рыбалка», в которой описывался метод, как при релаксации и помощи дыхания обнаружить место стоянки рыбы. Пару раз на зимней рыбалке при блеснении со льда я обнаружил нужную точку, и за мгновение до поклёвки судака происходило ясное понимание того, что сейчас она случится. В общем, я решил опять испытать этот метод. В начале ничего не получалось. Отвлекали посторонние шумы и надоедливо жужжащая мошка. Но через пару минут наступило необходимое состояние, и я начал сосредотачиваться и замедлять дыхание, пробуя отрешиться от всего. Понемногу хаотические потоки мыслей стали упорядочиваться в одном направлении — главным моментом был принцип уокерной проводки, а сам уокер мог быть заменён любой приманкой.
Я снова взялся за спиннинг. Всё происходило так, словно бы я замечал собственные действия со стороны. Все рыбацкие атрибуты я покинул те же. И слаг, и груз и поводок… Поменял лишь метод проводки. Я начал вести слаг как уокер, рывками. Он напоминал то лягушку, скачущую по кувшинкам и проваливающуюся между ними, то рыбку, спасающуюся от погони, выскочившую на страницу кувшинки и мечущуюся без воды. Я как бы стал этими живыми существами, и просто воспроизводил их движения и поведение.
Результат не вынудил себя ожидать! Процесс отправился! То тут, то в том месте на скачущую и тонущую в окнах приманку, вздымая веером брызги, нападали хозяйки озера. Особенно впечатляюще смотрелось, когда листья кувшинок внезапно с шумом разлеталась в стороны и вылетало упругое тело щуки! Промахнувшись снизу, она пробовала атаковать приманку сверху. Не менее весьма интересно было замечать, когда щука через водоросли издали шла к приманке. Сперва её перемещение возможно было проследить только по чуть заметному перемещению водной растительности, потом следовало стремительное ускорение, завершавшееся решающим броском. Время как бы замедлилось, и сейчас я имел возможность по собственной воле руководить жаждой щуки нападать.

Это чувство напоминало чувство, обрисованное Владимиром Богомоловым в романе «В Августе сорок четвёртого» как «момент истины». Наконец-то я отыскал собственный момент истины и мог приступать сейчас к творчеству, когда необходимо соединять новое и прошлый опыт знание.
Поэкспериментировав около часа, я сформулировал для себя следующее — правдоподобность проводки зависит от: веса веса груза и соотношения приманки; жёсткости поводка и толщины шнура. В очень сильно заросших местах цвет приманки не имеет никакого значения. Рыба, привлечённая шумом, не успевает его различить за маленький момент провала приманки под воду, она хватает, опасаясь пропустить ускользающую добычу, когда появляется вольный для атаки участок. Время от времени раззадоренная недоступностью приманки, щука не выдерживала и кидалась через кувшинки. Вид такого зрелища и доставлял непередаваемое наслаждение от замеченного.
Особенно эффектно смотрелось, когда на одном участке охотились пару хищниц. Тогда у них начиналось соперничество между собой. После падения приманки на страницу кувшинки и первых её перемещениях, акватория в радиусе нескольких метров оживала — к движущейся приманке с различных сторон устремлялись пару бурунов. Волнующее чувство ожидания атаки заставляло забыть в этот миг обо всём на свете. И в то время как осознаёшь, что одна по себе поимка рыбы не столь серьёзна — наслаждение от понимания, что ты отыскал ключ к управлению её инстинктами, доставляло куда большее наслаждение.
Для себя я выделил такие виды игры:
• проведение приманки и Вертикальное подбрасывание с маленькими провалами в окна чистой воды;
• горизонтальную волну (змейка) с более долгим зависанием в толще воды и
маленькими рывочками, создающими видимость конвульсий;
• комбинированный — сочетание вышеописанных приёмов, но при более медленной скорости проводки, практически на одном месте.
При первом варианте я старался подстраиваться под образ прыгающей по кувшинкам лягушки. В большинстве случаев, на эту проводку выходила более большая щука, во втором и третьем варианте на приманку кидались разные экземпляры, чёткую закономерность я для себя не выделил. Иногда нападали щучки размером со столовый нож. Ещё один увиденный мною момент — в случае если в начале ловли щука нападала на любой скорости проводки, то в последующем, устав от нескольких бесплодных атак, она реагировала лишь на медленную проводку.

Вот как это смотрелось: заброс в самые дебри кувшинок около берега. Когда приманка ударяется об страницу, нужно подметить ответное шевеление вблизи от места падения. Потом пару раз вынудить приманку подпрыгнуть на одном месте и замереть, выдержать пару секунд и, играя приманкой, весьма медлительно крутить ручку катушки. В случае если всё получается верно, сначала появляется лёгкое шевеление в том месте, где стоит под кувшинкой хищник, потом направляться ускоряющееся приближение к объекту атаки, позже направляться маленькая остановка и, когда приманка подходит на расстояние броска, направляться атака! … Либо игнорирование вашей снасти, если она чем-то не понравилась щуке. Конечно, такая рыбалка в большей мере спортивна, нежели добычлива, но наслаждение доставляет громадное.